Региональное общественное движение
социальной поддержки и
культурного развития

Матери Отчизны

Присылайте нам статьи для обсуждения в диспут-гостиную по адресу: rod_mama@mail.ru

03.10.2019
-----

В древнерусских мифологических и фольклорных представлениях известную роль играла такая женская ипостась светлого Дня, как утренняя заря (и звезды одновременно), Денница. Известно также понимание Деницы как падающей звезды. Так в сборнике XV века «О земном устроении» имеется отдельная глава «О денницах», описывающая падающие звезды, истолкованные как обломки небесного огня. Как и древнее «солонь», образ Денницы характеризует космическое животворящее начало, заключенное в свете, олицетворением которого выступает брачная пара День и Денница (Свет околоземный и Свет космический). Но, скорее всего, если восходить к праславянским общеарийским верованиям, все космические явления (включая землю, воду, небо, огонь) можно представить как самозарождающиеся из света.
В русском мировоззрении почитание женского космического начала в форме Девы имеет длительную историю: от сказочных Птицедев до Пречистой Девы — светлого и светоносного Божества, впоследствии растворенного в культе Богородицы — хранительницы и покровительницы Руси, избравшей Россию своим последним домом. Имя Дева не могло не быть в центре мифологического и религиозного протяжения хотя бы потому, что оно — одно из древнейших и важнейших понятий индоевропейской культуры. Как известно, в санскрите deva означает «Бог», «жрец»; «владыка», «царь», а также: «небесный», «божественный». Соответственно devi это «Богиня».
Отголоски такого небесно-божественного смысла сохранилось в однокоренных словах и словосочетаниях «диво», «диво дивное». Див — одно из древнерусских мифологических существ, действует как персонаж в «Слове о полку Игореве», предупреждая русских воинов об опасности и одновременно предрекая беду. Кроме того, в древнерусской мифологии было известно женское божество - Дива. Итак, Дева в широком смысле — великий охранительный и вдохновляющий символ русского народа. В древнерусском миропредставлении в соответствии с общемировой традицией Пречистая Дева — воплощение вселенского и солнечного света одновременно: «И явилось на небе великое знамение — жена, облеченная в солнце, под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд». (Откровение святого Иоанна Богослова, 12, 1).
Из древнейшего воззрения на грозу, как на брачный союз, возникло множество гаданий, поверий и свадебных обрядов, связывающих предвестия о браках и идеи семейного счастья и чадородия с различными символическими представлениями грома, молнии и дождя.
Так как земной огонь был эмблемою небесного пламени молний, а вода — дождя, то отсюда поняты следующие гадания:
•девица вздувает с уголька огонь на лучину; если она долго не разгорается, то муж будет непослушный, крутой характером, и наоборот.
•зажигая с одного конца лучину, втыкают ее другим концом в бревно и примечают: в какую сторону упадет пепел — с той стороны жених явится. Или обмакивают лучину в воду и потом зажигают и, смотря по тому, скоро или медленно она заговорится — делают заключение о выгодном или невыгодном женихе…
•собравшись толпою, бегут крестьянские девушки к реке или преду, набирают в рот воды и спешат воротиться в избу: если удастся донести воду во рту, то жених посватается; а которая девица выпустит воду от испуга, кашля или утомления — той нечего и думать о женихе; воротившаяся прежде всех с одою — прежде всех и замуж выйдет.
Коса является символом девственности, и по свадебному обряду жених покупает ее у родителей невест. Главнейшими символами молнии была стрела, а дождя — мед и вино; и то и другое играют важную роль в свадебном обряд. В народных сказках царь дает своим сыновьям такой приказ: «Сделайте себе по самострелу и пустите по каленой стреле; чья стрела куда упадет — с того двора и невесту бери!». Отсюда становится понятным, почему в старину, окручивая невесту, девичью косу ее разделяли стрелою, а гребень, которым коса расчесывалась, обмакивали в мед или вино.
Интересно и то, что о грозовых демонах (великанах и чертях) рассказывали, будто они от преследований громовника, скатывались с облачных гор в виде пламенеющего клубка или шара.
Также во многих сказках рассказывалось о чудесной самопрялке, прядущей чистое золото, о золотых и серебряных нитях, спускающихся с неба, из которых изготавливалась необыкновенная розовая ткань, застилающая небо. Ткань называли Зорею. Сказочная царевна Золотая коса, Непокрытая краса, подымалась из волн океана. Краса, обозначает свет, а «Непокрытая краса» обозначает — не затемненная тучами, туманами.
Интересное обращение наших предков к богине Зоре: «На море на океане (море сравнивалось с небом), сидит красная девица, швея-мастерица, держит иглу булатную, вдевают нитку шелковую, рудо-желтую, зашивает раны кровавые». — «На море на океане, на острове Буяне лежит бел-горюч камень; на сем камне... стоит стол престольный, не сем столе сидит красна девица. Не девица сие есть, а мать пресвятая Богородица; шьет она — вышивает золотой иглой, ниткой шелковою. Нитка оборвись, кровь запекись!» или: «На море на океане, на острове на Буяне девица красным шелком шила; шить не стала — руда перестала». Одинаковое впечатление, производимое цветом крови и зори, сблизило эти понятия в языке: руда — кровь и металлы в подземных жилах, слова «рудеть», «рдети», «рдяной» имеют значение красного цвета. Эпитет красный равнозначно соответствует к солнцу, зоре, золотому, крови. Розоперстая богиня Зоря тянет «рудо-желтую» нитку и своей золотою иглою вышивает по небу розовую, кровавую пелену, прося у ней помощи от разных недугов и вражьих замыслов. Потухающая зоря заканчивает свою работу, обрывает рудо-желтую нитку, и вместе с тем исчезает с неба ее кровавая пелена, поэтому народное поверье присвоило ей силу останавливать текущую кровь: «как вечерняя и утренняя зоря станет потухать, так бы у моего друга милого всем недугам потухать!».
Дева означает светлая, блестящая, чистая, позднее — непорочная. В заговорах ее называли согласно женскому олицетворению Зори — «красною девицею». Считалось, что она спасает от бед и недугов. Ее имя отождествлялось с покровом пресвятой Богородицы.
Также в мифах дева Зоря получила характер богини-громовницы, разящей тучи и проливающей дожди.
Зоря — олицетворялась у славян в образе богини и называлась сестрой Солнца, она могла прогнать всякое зло. Ей приписывалась творческая плодородящая сила. Крестьяне выставляли семена, предназначенные для посева - на три утренние зори, для того, чтобы они дали хороший урожай. Существовали две божественные сестры — Зоря Утренняя и Зоря Вечерняя.
В народных преданиях две звезды Денница и Вечерница отождествлялись с утренними и вечерними зорями. Дева-Зоря или восходящее солнце или как ее еще называли Ненаглядная красота или Царевна-золотая коса, непокрытая краса — жила в золотом царстве, на конце света белого - там, где ясно солнышко из моря подымается, и сама она плавает по морю в серебряной лодочке, гребя золотым веслом. Народное предание наделило ее именем Марьи-Моревны, то есть дочь моря.
В народных преданиях воде приписывались чудесные свойства, такие как сила плодородия, целебная или очистительная сила, которая обнаруживалась преимущественно весной. Вещая сила — наделяла дарами высшей мудрости и предвидения. Недаром, наиболее распространенное гадание совершалось на рождественские святки.
По свидетельству русской загадки, роса роняется на землю девой Вечерней Зарею, которая должна была уводить с неба утомленных лошадей Солнца. Загадка произносится так: «Заря-Зоряница, красная девица, врата запирала, по полю гуляла, ключи потеряла; месяц видел, а солнце скрало», то есть роса, падала свечеру при свете месяца, иссушается лучами восходящего к утру солнца. С началом дня солнце выходит в отверстия врата небесного чертога; обязанность отворять это ворота приписывалась Утренней Заре, а обязанность запирать их вечером, после солнечного заката, лежала на Вечерней Заре, почему в областных говорах существует выражение «заря замыкается» вместо потухает. В ночных туманах и сгущенных облаках древний человек видел небесные источники, отпирая которые боги посылали на землю росу и дожди; потому роса, рассыпаемая богиней Зарею, называется в загадке ключами — слово, которым мы обозначаем водные источники, родники, колодцы. Роса и дождь отождествлялись и в языке и в поэтических представлениях; и та и другой — влага, падающая с неба.
У многих народов роса принималась за слезы, проливаемые богинею Зарею, — представление, стоящее в связи с уподоблением восходящего солнца глазу... В песнях нередки сравнения плача с текущей рекою, падающим дождем или росою, над убитым добрым воином горюет мать, сестра и жена:

Его матушка плачет, что река льется,
А родная сестра плачет, как ручьи текут,
Молодая жена плачет, как роса падает...

Народные сказки часто говорят о несказанной красавице, в которой нельзя не узнать богини Зари: в поэтическом верном изображении они замечают о ней: когда красная девица улыбается — то сыплются розы, а когда плачет — то падают бриллианты и жемчуг.
При восходе своем солнце озаряет весь небосклон розовым светом, окрашивает его розовыми красками (цветами; слова свет и цвет лингвистически тождественны), и, отражаясь в каплях утренней росы, как бы претворяет их в блестящие бриллианты и жемчуг, что на языке метафорическом перешло в сказание о красавице, которая, улыбаясь — рассыпает розы, а, проливая слезы — роняет самоцветные камни...
Богиня Заря и богиня весенних гроз олицетворялась язычниками в одном образе; к этому слиянию вели наших предков и тождественные выражения, какими они обозначали утро и грозу. Как в древнем рассвете видели они улыбающуюся богиню утра, так в грохоте весенней грозы слышали хохот богини-громовницы; как в ярких красках зари, так и в пламени молний рассматривали небесные розовые цветы; как Заря плакала росою, так дождевые потоки были слезами громовницы... С утренним восходом и весенним процветанием солнца связывалась идея оживления природы, пробуждения ее от ночного сна и зимней смерти. В летние дни крестьяне выходят на луга с кувшинами и собирают с травы росу, которую берегут как лекарство; в случае болезни дают ее пить или мажут ею тело; на Юрьеву росу выгоняли скот для здоровья. Дождю, росе и слезам приписывалось чудесное свойство восстанавливать зрение — давать очам дневной свет. По свидетельству наших сказок, мифические кони пьют утреннюю росу или на рассвете дня валяются по росе и чрез это приобретают особенную крепость и быстроту.
По всей вероятности, из одного источника создались греческий миф — о рождении золотой Афродиты (Венеры) из морской пены, и индийский — о рождении красавицы Лакшми, супруги Вишну, в волнах млечного моря. Афродита — богиня утренней зори или восходящего солнца. Но как утреннее солнце, выходя из морских волн, умывается росою, пробуждает сонный мир и блистает на небе своею чудною красотою зори и золотыми косами, т.е. лучами, так точно весеннее солнце, появляясь из-за туч и туманов, умывается в дождевых ключах, посылает ясные дни и призывает природу к жизни: ради этих аналогичных явлений миф о купанье солнца в водах всесветного океана сливается со сказанием о купанье его в дождевых тучах, и богиня утренней зори становится дочерью облачного моря и получает характер владычницы весенних гроз. Афродита рождается из морской пены, которая белизной своей напоминает молоко. Богиня эта восстановляет брачный союз неба с землею, дарует земле силу плодородия, убирает ее в роскошные наряды весны, и потому для греков она была идеалом красоты и любви. По другому поэтическому представлению, восходящее поутру солнце нарождается из недр Ночи, что опять сближается с мифом о рождении весеннего солнца из вод облачного моря; ибо ночная тьма издревле служили метафорическим обозначением для помрачающих небо туч. Солнцева мать, как олицетворение дождевого моря.

Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Выберите правильный ответ
Сколько будет 2+2



* — Поля, обязательные для заполнения