Региональное общественное движение
социальной поддержки и
культурного развития

Матери Отчизны

Присылайте нам статьи для обсуждения в диспут-гостиную по адресу: rod_mama@mail.ru

08.10.2020
-----

Территория инновационного центра «Сколково» расположена на землях нескольких старинных поселений, главными из которых были Мамоново, Сколково.
Первоначальное освоение этих земель связано с небольшим участком, расположенным к югу от Сколкова при впадении в речку Сетунь небольшого ручья, протекавшего по руслу Воскресенского оврага. Это место находится приблизительно в районе юго-восточной окраины современного дачного поселка Баковка. Здесь, судя по межевым описаниям конца XVI в., находился Воскресенский погост. Слово «погост» этимологически связано со словом гость, т. е., купец. На Руси места, куда приезжали купцы и устраивался сезонный торг или ярмарка, назывались погостами. С принятием христианства на погостах стали ставить храмы. Храм на погосте на берегу Сетуни был освящен в честь главного христианского праздника Воскресения Христова.
Князья, отправляясь на полюдье, часто пользовались погостами для устройства своих станов, на которых они получали с населения дань и творили суд. Эти объезды чаще совершались зимой по руслам замерзших малых рек, таких как Сетунь. Так погосты приобретали значение округов княжеского управления и становились центрами административных единиц – станов. Именно по названиям этих малых рек станы часто получали свое название – так, значительная территория к западу от Москвы, включая села Фили, Кунцево, а также Сколково, Мамоново, Одинцово, входила в состав Сетунского стана Московского уезда, к северу от него находился Горетов стан, называвшийся по речке Горетовке, западнее Сетунского стана лежал Медвенский стан, получивший название по речке Медвенке и т. д.
Так как другие поселения с названием «погост» в районе течения Сетуни не известны,
можно предположить, что именно Воскресенский погост в древности был административным центром Сетунского стана. В дальнейшем по мере совершенствования аппарата управления погосты утратили свое значение и в течение XV–XVII веков или постепенно запустели или слились с более крупными поселениями. Так и погост на Сетуни в начале XVII в. в писцовых книгах уже значился как «пустошь, что был погост Воскресенский, а на погосте была церковь Воскресения Христова». В дальнейшем память о погосте сохранялась только в названии пустоши Воскресенской и протекавшего рядом Воскресенского оврага.
В первой половине 1590-х годов Воскресенский погост был частью большой вотчины,
в состав которой входили лежавшие южнее деревни Лукино, Измалково, а также деревня Сколково, впервые упоминаемая в источниках в 1593–1594 годах1. Первым известным владельцем этой вотчины, включая Сколково, был дьяк Андрей Яковлевич Щелкалов – видный государственный деятель второй половины XVI века, возглавлявший важнейшие приказы – Разрядный и Посольский. Особенно большое влияние он приобрел после смерти Ивана Грозного, при его сыне Федоре Иоанновиче, при котором фактически правителем государства был Борис Годунов.
Своего возвышения Щелкалов добился главным образом за счет своих личных способностей, прежде всего трудолюбия, он был одним из тех, кого сейчас бы назвали «трудоголиками». Голландец И. Масса писал о нем: «Кроме Бориса (Годунова), от которого зависели все дела государственные в Москве, имел важное значение дьяк Андрей Щелкалов, человек необыкновенно пронырливый, умный и злой. Борис, считая его необходимым для управления государством, был очень расположен к этому дьяку, стоявшему во главе всех прочих дьяков в целой стране. Во всех областях и городах ничего не делалось без его ведома и желания. Не имея покоя ни днем ни ночью, работая как безгласный мул, он был еще недоволен тем, что у него мало работы, и желал ее еще больше. Борис не мог достаточно надивиться его трудолюбию и часто говорил: Я никогда не слыхал о таком человеке и полагаю, что весь мир был бы для него мал.
Ему было бы прилично служить Александру Македонскому».
Тем не менее в начале 1594 года А. Я. Щелкалов попал в опалу, был лишен всех должностей, постригся в монастырь, имущество его было конфисковано. Одной из главных причин опалы, скорее всего, было неприятие уже обозначившихся планов Бориса Годунова взойти на царский трон.
Вскоре после опалы Щелкалова часть его вотчины, в частности деревня Сколково, была
приобретена «из государевых порозжих земель» дьяком Григорием Федоровым по прозвищу Второй. О нем сохранилось относительно мало сведений: сначала он служил подьячим в Новгородских землях, а затем дьяком в Пскове и Новгороде. Сколковом владел он недолго, так как скончался в апреле 1596 года. Прямых потомков у Г. Федорова не было, и большая часть Сколкова перешла к его племяннику дьяку Петру Алексеевичу Третьякову. Он преуспел на служебном поприще гораздо больше своего дяди. При Лжедмитрии I он стал дьяком Разрядного приказа, затем служил дьяком у Лжедмитрия II, в январе 1612 г. скрепил грамоты правительства Семибоярщины, затем был дьяком в стане Трубецкого и Заруцкого, а в ноябре 1612 г. служил дьяком Посольского приказа во втором ополчении, возглавляемом Д. М. Пожарским. После воцарения Михаила Федоровича до своей смерти в 1618 году возглавлял Посольский приказ.
Известно, что П. А. Третьяков был обладателем коллекции ценных предметов. Так, его
вдова Варвара Петровна Третьякова поднесла в дар царю Михаилу Федоровичу в память о своем муже серебряную братину. Ее украшают чеканные изображения зверей и трав и надпись «Братина Петра Алексеевича Третьякова». Надпись внутри, вокруг изображения пьяницы, гласит: «Человече! Что на ми зриши? Не проглотить ли мя хощещи? Аз есмь бражник. Воззри, человече, во дно братины сей и открыеши тайну свою». В 1629 году она же вложила в Троице-Сергиев монастырь «крест золотой с мощми, и с каменьем яхонты и лалы и з жемчюги» оцененный в 200 рублей. Этот крест был возложен троицким старцем Александром на будущего царя Алексея Михайловича при его крещении.
Петр Алексеевич выстроил в Сколкове храм Рождества Богородицы с приделом во имя родоначальника афонского монашества преподобного Петра Афонского, своего небесного
покровителя. При П. А. Третьякове впервые переплетаются судьбы Сколкова и соседнего села Мамонова.
Отрывок статьи «Сколково: история и памятники», автора М.Г. Лекомцева из Альманаха «На память будущему», 2014
http://tonchu.org/shop/istoriya-rossii/quotna-pamyat-buduschemu-almanakhquot-2014-g/

Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Выберите правильный ответ
Сколько будет 2+2



* — Поля, обязательные для заполнения