Региональное общественное движение
социальной поддержки и
культурного развития

Матери Отчизны

Присылайте нам статьи для обсуждения в диспут-гостиную по адресу: rod_mama@mail.ru

26.06.2020
-----

Какой бы работой Михаил Аникушин не занимался, одна мечта не покидала его, один образ властно владел всеми его помыслами – это образ великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. И это было вполне закономерно. Все двенадцать лет начиная с 1937 года были для Михаила Константиновича годами постоянного изучения и познания великого сына России.
С самых юных детских лет поэзия Пушкина увлекла и покорила будущего художника. Годы учебы в Ленинграде помогли Аникушину еще лучше узнать, изучить, понять, еще больше полюбить творчество гениального поэта.
В декабре 1936 года Совет Народных Комиссаров СССР вынес постановление о сооружении памятника А. С. Пушкину в Ленинграде,тем самым желая увековечить в бронзе великого родоначальника русской литературы. Многие деятели культуры России – писатели, поэты, артисты, художники и архитекторы – приняли в этом деле самое активное участие. Безусловно, много дискуссий было о выборе места для памятника. Членами пушкинской юбилейной комиссии назывались в Ленинграде различные места, где предполагалось установить памятник поэту. Одним из наиболее удачных считалось на Стрелке Васильевского острова, на площади перед зданием бывшей фондовой биржи. Чаяния многих поколений, мечтавших видеть в городе на Неве памятник Пушкину, теперь обретали реальность воплощения. Следует вспомнить, что друзья и почитатели великого поэта неоднократно пытались увековечить его память как в Петербурге, так и в Москве.
Личность Пушкина, его непревзойденные произведения во все времена волновали воображение художников, на протяжении многих десятилетий служили источником вдохновения для мастеров различных поколений. Его рисовали при жизни, к его образу обращались позднее многие художники. Хорошо известны прижизненные работы Е. И. Гейтмана, О. А. Кипренского, В. А. Тропинина, Г. Г. Чернецова, Г. А. Гиппиуса, И. Л. Линева, Т. Райта, а в более поздние годы – работы, созданные С. И. Гальбергом, И. П. Витали. Пушкинская тема нашла отражение в произведениях таких известных художников, как И. Е. Репин, Н. Н. Ге, В. А. Серов, А. Н. Бенуа, М. М. Антокольский, П. П. Забелло, Р. Р. Бах, П. П. Трубецкой, Л. В. Шервуд, В. А. Андреев и многих других.
Москва стала первым городом, в котором 6 июня 1880 года был открыт памятник А. С. Пушкину работы известного скульптора А. М. Опекушина. Это открытие стало знаменательным культурным событием. Писатель Г. И. Успенский в статье, посвященной пушкинским дням в Москве, писал, что перед присутствующими на открытии памятника «явилась простая, умная, с внимательным, тихим и вдумчивым взором фигура Пушкина». На открытие памятника пришла вся литературная общественность Москвы того времени. У подножья монумента собрались виднейшие русские писатели, поэты и литературные критики – И. С. Аксаков, Ф. М. Достоевский, А. Н. Островский, Л. Н. Майков, А. Ф. Писемский, А. Н. Плещеев, Я. П. Полонский, И. С. Тургенев и другие. В эти дни пушкинских торжеств в Москве прозвучали речи А. Н. Островского, Ф. М. Достоевского, И. С. Тургенева и других писателей. Тогда же на всю Россию стали известны пророческие слова, сказанные писателем И. С. Тургеневым: «Сияй же... благородный медный лик, воздвигнутый в самом сердце древней столицы, и гласи грядущим поколениям о нашем праве называться великим народом потому, что среди этого народа родился в ряду других великих и такой человек!... Будем надеяться, что всякий наш потомок, с любовью остановившийся перед изваянием Пушкина и понимающий значение этой любви, тем самым докажет, что он, подобно Пушкину, стал более русским и более образованным, более свободным человеком!» Известный общественный деятель, литератор, академик А. Ф. Кони позднее вспоминал, что открытие памятника А. С. Пушкину «было одним из незабвенных событий русской общественной жизни последней четверти прошлого столетия...»Так начиналась пушкиниана – гордость русского искусства.
В конце XIX века были установлены небольшие скульптуры А. С. Пушкину в Петербурге работы А. М. Опекушина и Р. Р. Баха. В январе 1905 года редактор А. Суворин писал, что 23 января 1899 года «Новое время» открыло подписку на памятник А. С. Пушкину для Петербурга. Было собрано более 50 тыс. рублей. В объявленной подписке приняли участие более 9000 человек. Причем пожертвования были самые различные – от 2 коп. до 100 рублей. Тогда же редактор отмечал, что «Московский памятник Пушкину стоил около 80 тыс. рублей. Естественно, что Петербург обязан превзойти Москву в этом отношении. Родившись в Москве, Пушкин все зрелые свои произведения написал в Петербурге или в деревне». Однако до революции в Петербурге, несмотря на сбор средств и усилия Академии наук, памятник А. С. Пушкину так и не удалось воздвигнуть. В известном постановлении Совета Народных Комиссаров СССР от 30 июля 1918 года в списке лиц, «коим предположено поставить монументы в городе Москве и др. городах 24, в разделе «Писатели и поэты» стояло имя А. С. Пушкина. И только через двадцать лет, в 1937 году по постановлению правительства к столетию со дня гибели поэта был объявлен Всесоюзный конкурс на проект памятника А. С. Пушкину для города Ленинграда на стрелке Васильевского острова. В конкурсе приняли участие многие ведущие художники страны.
Для молодого студента Аникушина, не принимавшего участия в конкурсе, первые творческие поиски в пушкиниане были лишь намечены в его эскизе проекта памятника, выполненном в 1937 году. По собственному признанию художника, «сделал он это не столько потому, что хотел принять участие в объявленном в то время конкурсе на лучший проект памятника, сколько потому, что так велела душа». Победило сильное желание попробовать силы и выразить в рисунке и пластике свое творческое понимание образа великого поэта. Однако это были лишь первые робкие шаги. Тема была трудна, сложна не только для молодого художника. Многие видные скульпторы того времени, такие как С. Д. Меркуров, Б. Д. Королев, В. А. Синайский, Г. И. Мотовилов, А. Т. Матвеев, В. В. Лишев, И. Д. Шадр, М. Г. Манизер, С. М. Орлов и Н. В. Томский, в своих поисках образного решения, скульптурной композиции не смогли удовлетворить требований жюри, и ни один проект, как довоенный, так и послевоенный – 1948 года, принят не был. Поэтому весной 1949 года, к 150-летию со дня рождения А. С. Пушкина, был объявлен второй тур открытого конкурса, к которому наряду с известными участниками Л. В. Шервудом, Л. А. Дитрихом, Н. В. Дыдыкиным, Н. В. Томским, М. Г. Манизером, В. В. Лишевым, Г. И. Мотовиловым были допущены и молодые художники В. И. Сычев, Г. В. Косов, Л. М. Торич, М. К. Аникушин и другие. На этот раз единодушно место будущему памятнику отводилось на площади Искусств, напротив Государственного Русского музея. Михаил Аникушин, как и его молодые товарищи, выступили на конкурсе со встречными проектами. В мае 1949 года все проекты были выставлены
в помещении Государственного Русского музея. «Там можно было увидеть проекты почти всех выдающихся мастеров Советского Союза, – вспоминала директор городской скульптуры Г. Д. Нетунахина. – И когда М. К. Аникушин, почти опоздавший, вошел в выставочный зал и представил свой эскиз, все повернулись к нему, и я лично искала, куда его поставить, потому что ни места, ни постамента для его проекта не было. А когда все уладилось, подойти к нему было невозможно, все окружили проект и долго смотрели, привлеченные пушкинской поэтичностью и глубоким внутренним содержанием». Выступивший на обсуждении профессор Академии художеств архитектор Виктор Федорович Твелькмейер сказал: «В работе Аникушина мы видим наибольшую удачу. Здесь образ Пушкина дан с предельной выразительностью, лаконичностью и ясностью». Было решено поручить разработку проектов Н. В. Томскому и М. К. Аникушину. Вскоре Н. В. Томский официально отказался от участия в дальнейшем конкурсе.
9 июня 1950 года проект М. К. Аникушина и архитектора В. А. Петрова был признан лучшим и утвержден как эскиз будущего памятника. Более чем двенадцатилетний творческий этап работы над образом Пушкина для художника закончился успешно, но сам он прекрасно понимал, что это было только начало. Возникает вполне закономерный вопрос: как молодому, никому тогда не известному художнику удалось выиграть конкурс, продолжавшийся многие годы, конкурс, в котором участвовали тогда лучшие художественные силы страны? Если обратимся к истории, то вспомним, что создание памятника А. С. Пушкину для Москвы тоже было делом нелегким, тоже организовывалось три конкурса, и в конце концов победил молодой, немного старше тридцати лет, художник А. М. Опекушин. В ленинградском конкурсе многим участвовавшим художникам старшего поколения не удалось в достаточной мере понять и показать в своих проектах современное представление о великом поэте. Об этом очень убедительно и просто говорил победитель конкурса, выступая на обсуждении: «Пушкин очень яркий человек по своему характеру, прост в своих действиях и ясен в мыслях, поэтому я старался отбросить все детали, которые заслоняли бы ясное изображение нашего великого поэта... Пушкин живет вместе с нами, со всем народом, сливается с ним... Я хотел бы, чтобы от памятника, от фигуры Пушкина веяло какой-то радостью и солнцем». За этими словами художника чувствуется огромный накопленный арсенал: личные впечатления от всего изобразительного наследства, оставленного нам современниками поэта, от проникновения в его поэтическое наследие, которое стало для художника глубоким источником познания образа, от многочисленных воспоминаний современников, в которых помимо живых, ярких зарисовок автор находил черты поэта и гражданина. Работая над образом Пушкина, Аникушин много читал, скрупулезно познавал творчество поэта и его личность, пристально вглядывался в изображения Пушкина, созданные русскими живописцами. Художник буквально жил в атмосфере пушкинской поэзии, и он пришел к осознанию, что Пушкина можно отнести к числу гениальных творцов, «которые, работая для настоящего, приуготовляют будущее, и по тому самому уже не могут принадлежать только одному прошедшему…». Аникушин полагал, что новое в памятнике поэту должно быть связано с современным представлением о Пушкине, связанным с его гражданственностью, его жаждой свободы и верой в светлое будущее. Для Аникушина-художника работа над образом Пушкина для Ленинграда была тем гигантским импульсом, в который он вкладывал все свои молодые силы. Начался новый длительный этап поисков, находок, в которых постоянно менялось движение фигуры, жест правой руки, наклон и поворот головы. Наряду с этим росла творческая целеустремленность Аникушина, обогащалось чувство пластичности, продуманность формы, выразительность приемов лепки и рисунка. Поиски образного решения памятника для Ленинграда шли у художника одновременно с созданием фигур – одной для нового здания Московского государственного университета на Ленинских горах (1953 г.) и другой для подземной станции Ленинградского метрополитена «Пушкинская» (1955 г.). Эти два совершенно разные по композиции и творческому решению произведения можно рассматривать как варианты подхода художника в решении темы. Для Московского университета Аникушин изобразил поэта стоящим, облокотившимся на тумбу, в левой руке книга. Голова поэта характерно повернута влево, пытливый взор устремлен вдаль. За внешним спокойствием улавливается внутреннее напряжение поэта, охваченного потоком чувств и размышлений. Совершенно отлична по содержанию и образу была статуя для ленинградской станции метро. Здесь Пушкин изображен сидящим на камне, глубоко задумчивым, в момент творческого замысла. В го замысла. В облике поэта ощущается работа ума, движение души. По этим двум работам видно, как обогатились познания автора, как уверенны и точны стали пластические образные характеристики. Однако Аникушин не желал останавливаться на достигнутом. Упорно и много работая, скульптор находился в постоянном поиске новых граней светлого пушкинского гения. В марте 1956 года, после долгих лет вдохновенного труда над совершенствованием воплощения образа поэта, автор заявил, что будет работать над новым вариантом памятника, потому как ранее представленная модель ему совершенно не нравится. Он с большим трудом добивается разрешения начать лепить новую фигуру для памятника. Самоотверженно приступает к работе, переживая творческий порыв и духовный взлет. Осенью 1956 года вместе с группой художников М. К. Аникушин совершил кратковременную поездку в Италию. Именно там, в Италии – Венеции, Флоренции, Риме и Милане, – Аникушин получил возможность как бы заново познакомиться с творениями великих мастеров Возрождения. Эта поездка была очень полезна для Михаила Константиновича. Она обогатила Аникушина необычайно сильными впечатлениями, обострила его художественное зрение. Быстрый осмотр городов и музеев не давал возможности длительного изучения памятников скульптуры и живописи, и поэтому Аникушин, что бы закрепить в памяти свои наблюдения, делал с них рисунки: «Колизей», «Венеция», несколько римских пейзажей. Скульп тор рисовал только для себя. Это был своеобразный изобразитель ный дневник его путешествия. В непринужденных набросках видны острота и меткость графического языка, и вместе с тем они несут в себе переживания самого скульптора. Возвратившись домой, художник мог сказать: «Задуманное надо сделать гораздо лучше». За короткий срок скульптор, работая с большим душевным подъемом, вылепил заново модель памятника из глины, где, по словам автора, «движение, характерные черты раскрылись теперь по-другому. Образ стал естественнее, жест свободнее, исчезла мешавшая мне прежде некоторая натянутость».
Художник теперь часто стал бывать на площади Искусств, делал рисунки, стараясь зрительно представить свой будущий памятник в классическом архитектурном ансамбле К. И. Росси. Вместе со своим другом архитектором В. Петровым Михаил Константинович выполнил рисунки постамента для памятника, предложив товарищу сделать его четырехгранным с ритмическими членениями. Это придало постаменту декоративность, сохранив и подчеркнув динамичность фигуры.
В скульптурной композиции, созданной Аникушиным, видно, как мастер, основываясь на лучших русских художественных традициях, в понятной и доступной форме выразил свое художественное представление о великом русском поэте «как явлении чрезвычайном». Скульптор и архитектор удачно вписали бронзовый монумент в окружающий архитектурный пейзаж площади Искусств. Расположенный в центре площади богатый цветами зеленый сквер давал новые краски, вносил в пейзаж элемент поэзии, столь созвучный сущности памятника. Постижение скульптором нравственной сути Пушкина и высокое художественное обобщение позволили художнику успешно реализовать свой творческий замысел. В образе Пушкина, созданном Аникушиным, непосредственно и просто раскрывается великий поэт, чувствующий, думающий, творящий. Углубленное образно-поэтическое решение, пластичность фигуры поэта и найденные пропорции – особая удача Аникушина. Разворот фигуры в пространстве предусматривает множественность точек зрительного восприятия памятника. Его круговой осмотр дает возможность ощутить многоплановость композиции, по-настоящему оценить разнообразие ее пластических аспектов и красоту силуэтной линии.
Отрывок из книги «Скульптор М.К. Аникушин», автор А.Н. Шефов
http://tonchu.org/…/teatralnoe-i-iz…/skulptor-m-k-anikushin/

Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Выберите правильный ответ
Сколько будет 2+2



* — Поля, обязательные для заполнения